гомеопат гомеопатия киев гомеопатия поповых

bezdna.su — лучшие цитаты, анекдоты и приколы из бездны!



Дочка на лето уезжала к бабушке. Ей 5 лет. Помогает по хозяйству.Вечером встречает своих овец, отару которых подгоняет пастух к началу улицы, а дальше уже кто куда они бегут.Так как овцы существа тупые по природе, то их встречают с кусочками хлеба, а то могут и мимо дома пробежать."Своих" овец узнают по привязанным ярким тряпочкам определенного цвета . Им кусочки хлеба, чужих отгоняют прочь( хлеба не хватит всех кормить-то))) ) Дочке встречать овец нравится. Каждый вечер хватает хлеб и бежит к своим овцам.Дает им кусочки хлеба, и они за ней бегут уже ко двору. Но как-то барану Борьке,что-то не понравилось в поведении девочки , и он начал толкать дочку в спину. Толкнет чтобы она упала, ждет, когда она вскочит и побежит. Догоняет, опять толкает. Бабушка бежит навстречу спасать внучку. Внучка к ней. За несколько шагов до бабушки переходит на строевой шаги, размазав наотмашь рукой сопли и слезы, выдает :
- Бабушка, где дед? Борьку щас же режем к ёбаной матери!!!

Бабушка учительница русского языка и литературы. Сказать, что у неё отпала челюсть - это не сказать ничего )))

В 15 лет я хотел поехать на море отдыхать, но денег на поездку не было. Принял решение их заработать. Купил газету с объявлениями и стал искать низкоквалифицированную подработку. Нашёл одно подходящее объявление. Созвонился. Меня пригласил директор одного из магазинов. Нужен был грузчик.

Я хоть был и мелким, но не совсем тупым. Начальник склада меня уверял, что первую неделю нужно отработать бесплатно, зато потом будут платить деньги. О чудо! Я буду батрачить грузчиком, а мне за это будут платить! Невероятно! Только деньги он даст в конце месяца, как и остальным рабочим. Послал этого "нетоварища".

Грустный возвращаюсь домой. Шёл пешком (примерно 14 кварталов до дома). Краем уха услышал, как мужик на улице стоял и громко орал в телефон: "Да пошёл ты к чёрту! Я другого подсобника найду! Бухай дальше! ". Не знаю, что меня дёрнуло, но я подошёл к этому самому мужику и фактически сам напросился в подсобники.

Договорились, что платить он будет каждый день. Стал работать уже на следующий день. Начинали очень рано утром. Я просыпался в пять утра, пил чай, делал бутерброды и выходил из дома ещё до того, как просыпались родители. Работа была простая, но очень тяжёлая: нужно было таскать раствор, таскать песок, таскать цемент, таскать кирпичи, таскать доски… Нужно было очень много всего таскать.

Запускали бетономешалку уже полседьмого. С часу до трёх у нас был перерыв. Мастер куда-то уезжал, а я отдыхал прямо на стройке. К концу первой недели научился спать на сбитых досках. Кстати, дневной сон хорошо восстанавливал силы. Да и батрачить по самому пеклу всё равно было невозможно. Потом продолжали работать до шести и расходились. Каждый день у меня в кармане были честно заработанные 250 рублей. Иногда зарабатывал по 300 (если задерживались). За полтора месяца я таки скопил на море. Это были самые трудные деньги в моей жизни. Ещё до моря я получил ровный шоколадный загар. Ладони представляли из себя наслоение мозолей. Никогда не думал, что под мозолью может образоваться ещё одна мозоль.

Именно тогда я научился ценить каждый рубль. Мне было очень жалко тратить деньги, заработанные потом и мозолями. Ещё в то лето ко мне пришло осознание, что я не хочу всю жизнь так работать и нужно обязательно поступить в универ. Всё равно куда. Лишь бы работать головой, а не руками.

С сентября я старался учиться так, как никогда до этого не учился. Вот тогда у меня появился настоящий стимул учиться.

У меня в детстве был дохреналион хомяков. плодились сверх меры, за что время от времени были излавливаемы, и рассаживались по разным аквариумам: самки в один, самцы - в другой, соответственно. это дало мне пищу для размышлений: самки начали драться, в итоге двух попросту загрызли. самцы же, после пары дней целибата - начали активно пердолить друг друга в сраки. в итоге, несколько самых мелких и слабых подохло: из жоп кишки повылазили. да, самки, в конечном итоге, начали лезбухами.

на лето я вывозил их на дачу. там некоторым особо послушным я позволял погулять: выпускал их, в расчете на то, что они вернутся. возвращались. один (я его называл Бубликом) был реально заслуженным ветераном: постоянно попадал в истории, но умудрялся выжить. у него не было левого глаза (попал в мышеловку), и оба уха были порваны в лоскуты (это он уже нарвался на матёрых дачных мышей). на спине у него было пара уплотнений, на поверку являвшихся шрамами (это он познакомился с дворовым котом).

в детстве мне приходилось жрать таблетки кофеина (низкое давление было), так что этих колес у меня было всегда навалом (в классе я был подобием драгдиллера). и вот, как-то придя домой - я увидел изгрызенную упаковку таблеток. одной таблетки не было. Бублик дотянулся до упаковки - и затащил ее к себе в клетку. короче, в тот вечер его штырило, как никогда: весь вечер он скакал в колесе, резво вскидывая ноги, словно натуральный скаковой конь. время от времени он вываливался из колеса, долго пил из поилки, после чего падал на бок, и пару минут трясся в судорогах. затем вскакивал - и снова в колесо. к утру он успокоился, и я думал, что подохнет - ан нет! отоспался, и начал шуршать по клетке. через пару минут вытащил нычку: кусок таблетки, недоеденной накануне - и смачно ухавал ее. с того раза он стал кофеиновым наркоманом. из-за этого он стал реальным альфа-самцом всея хомячьего стада, пёр всё, что шевелилось в пределах досягаемости, а что не мог - кусал. в редкие моменты, когда я ему не подкидывал очередную таблетку - он был дико раздражителен, и на этом фоне - сильно искусал кота (пришлось в ветеринарку везти, зашивать лапу и щеку). кот от него потом по углам ныкался.

помер он не то, чтобы эпично, но крайне кроваво: вылез из клетки на вечерний променад, и я, не заметив этого ублюдка, войдя в комнату - закрыл дверь. его башка оказалась под дверью (в щели между дверью и полом). когда я выходил - дверь заклинило, так что я толкнул ее посильнее. внизу что-то хрустнуло, и хомячий ебальник был размазан полукругом на входе в комнату.

блевали всей квартирой.

Лет 15 мне было, я пошла к подруге на день рождения, но подружке что-то плохо стало, температура поднялась, заболел девочка. Ну я посидела полчасика для приличия и пошла домой. Захожу и слышу вот это вот - ах, ах, ох, ох. Ладно, закрыла тихонько дверь, ушла на кухню, чай сделала, сижу в уголке, пью. Тут слышу бегут, смеются в коридоре, залетают на кухню взъерошенные, красные как раки, потные, дышат как лошади после скачек, хорошо хоть не голые - мама в халате, отчим в семейках. А тут я.. Они тормознули, глазки выпучили, волосики стоят приглаживают.
- А ты что тут делаешь?
- Чай пью
- О, и мы вот спали, спали, встали, решили чайку попить.
Налили себе, сидим в тишине, пьем, мама пытается дыхание привести в порядок, отчим потолок рассматривает.
Я посидела минуту, пошла, говорю, спать. Выходя в коридор услышала общий вздох облегчения…

Как-то за обедом моя бабушка долго-долго на меня смотрела и, наконец, сказала:
- Да не такая уж ты и страшная.

Спасибо, бабуль, жить стало гораздо веселее

Пессимисты сразу женятся на полных женщинах, чтобы потом не разочаровываться.

Новогодние приключения Кота.

Почему-то считается, что самое подходящее имя для кота – Васька. Не знаю. Среди знакомых мне котов Васька только один. И тот не совсем. Не совсем кот, как бы. Хотя формально-то да. А так - нет.

Был в одной конторе новогодний случай с Васьками. То ли газовики, то ли нефтяники, а может и золотодобытчики даже. Два зама из конторы возвращались из полугодовой дальней командировки. Перед новым годом. Вид как у киношных геологов, если выше воротника смотреть. Бороды, морды обветренные с северным загаром. Северный загар знаете, нет? В отличие от южного только нефтью смывается, если песочком потереть.

Костюмы конечно напялили с галстуками. И надо сказать, что работа на свежем воздухе исключительно способствует развитию мышечного каркаса. Костюмчики с рубашками в натяг на плечах. Отчего в фигурах несуразность и боязливость. Чтоб одежда по шву не разошлась на радостях. В самолете литр ХО выели до донышка – что слону дробина. Но запах есть. Коньячный.

Перед самым Новым годом возвращались. Прям в Домодедово, в старое еще, а может и Шереметьево тоже не новое. Их встретить должны были водители. Замы все-таки. Но они от спешки то ли позвонить забыли, то ли еще чего не срослось в диспетчерской. Не встретили. Наняли такси. Один вперед сел, другой, понятно сзади. А там в машине пассажир еще оказался. Забившийся в угол мальчишка.

- Сын что ли, - водителя спрашивает, который спереди зам, - взял с собой покататься?

- Не, - шофер, - не сын. Пацан в аэропорту нашелся. Третий день по очереди катаем. Пробовали в милицию сдать, один раз сбег, второй мало того, что сбег еще и покусал там всех и поцарапал. Ничего про себя не говорит, беглый, видать, из приюта. Зовут Васькой.

- Хе, - ржут оба пассажира, - Васькой. Как Кота.

- Сами вы коты сраные, - пацан отреагировал, - а я - Василий.

Эти бородатые еще сильнее ржут.

- Не обижайся, парень, поехали с нами, мы тебя с этим Котом познакомим. Мы сейчас в контору на праздник, у нас там елка, артисты с Кобзоном, Кот тоже там. Вы друг другу точно понравитесь. А если чего шеф тебя обратно в аэропорт отвезет.

И забрали. С Котом знакомиться. Кот, он ненастоящий кот ведь. А целый генеральный директор. А что зовут его как кота Васькой – так это только друзья. Так-то он Василий Иванович Кот. Васька Коту понравился, он мальчишку домой забрал, новый год встретить. Кот один, Васька один, вдвоем веселее новый год праздновать. Почти тридцать лет назад.

Теперь один из замов не то что бы на пенсии, какая пенсия в шестьдесят пять – мужик в полном расцвете сил, сто пятьдесят лежа жмет. Но по командировкам вместо него мотается Кот. Василий Васильевич Кот, сын Кота. Выпускник какого-то престижного института, то ли по нефти, то ли по газу, то ли вообще по бриллиантам. Нет, я-то точно знаю какого. И фамилию с именем настоящие знаю, но не скажу. Скажу только, что под Новый год и Рождество случается всякое, если в это верить. Если не верить – тем более. Но реже.

Интеллигент протискивается за пивом через очередь рабочих.
— Куда лезешь, очкарик? — кричат ему рабочие. — Не видишь — рабочий класс в очереди стоит?
— Да какой вы рабочий класс — за семьдесят лет ни одной революции!

Когда в 9 лет я впервые посмотрел матрицу, она произвела на меня большое впечатление.
В школе все у друг друга спрашивали , а какую ты бы выбрал таблетку? И конечно все говорили красную, это так круто перестрелки, драки ухх..
В 15 лет пересмотрев ее, я думал к черту эту скучную и унылую жизнь я против системы, точно красную!
Сейчас мне 25 и недавно я снова пересмотрел матрицу , и даже не задумываясь понял , что ну в жопу все это , конечно синяя, я хочу кушать вкусняшки смотреть сериальчики с женой и тусить с друзьями, а не вот это все , что в фильме. Пускай я и лежу в воде с дыркой в шее.
Наследующий день задал этот вопрос коллеге , ему 32 года.
Он сказал что даже не поехал бы к морфиусу , ему надо ребенка из садика забрать , ипотеку заплатить да и вообще через неделю у него отпуск.Нет времени.
Вопрос, 40 летние , как у вас с этим дела обстоят ?

Мой друг работает в небольшом провинциальном городке врачом скорой помощи. Есть у них такая практика: если больному требуется сложная, но не очень срочная операция, его везут на машине в Москву, ехать часов 7, так что вполне приемлемо. Естественно, это машина скорой помощи и естественно, врачи его сопровождают. До столицы едут обычно быстро и без остановок, а обратно уже расслабленно.
Вот однажды возвращалась из Москвы бригада врачей; пациента отвезли, в Москве пробыли от силы пару часов - и обратно. Едут уже достаточно долго и всем захотелось есть. Тормознули у придорожной харчевни, водитель и фельдшер закрывали машину, а мой друг пошел заказать что-нибудь. В таверне и так было пусто, но когда обслуживающий персонал, состоявший исключительно из представителей южных республик, увидел заходящего к ним доктора, в форме очень сильно напоминающей форму сотрудников санэпидемнадзора, не осталось совсем никого. Переворачивая стулья и выпрыгивая из окон кассир, повар, уборщица и остальные поспешно удалились.
Немного подумав, бригада решила не питаться здесь, а поискать что-то, с более уверенным в себе персоналом.

Заказал на уральском заводе электрокоптилку, прислали посылку наложенным платежом. Пришел забирать после работы - а тут день выдачи пенсий... Электронных талонов нет и 1 окошко работает. Пенсионеры получают пенсии, не пересчитывая кладут в кошельки и уходят. Доходит моя очередь - насчитывают 1415 руб. (цена коптилки+пересылка). Я даю 1500. Дают сдачу мелочью - 85 руб. 1-2 рублевыми монетами. Я считаю - очередь бухтит - типа ты что Почте России не доверяешь??? Я пересчитал, спокойно говорю - не хватает 8 рублей. Мне молча отсыпают 8 монеток по 1 руб. Забираю посылку, ухожу под гробовую тишину пенсионеров (думаю поколебал у них доверие к Почте России).

Преданный - два значения "человек которого предали" и "верный человек"

- Слушай, а хорошо получилось. – Сказал наш директор, просматривая распечатку написанной мной презентации. – Лаконично, все по существу, безо всякой муторной фигни. Сам писал?
- Сам. – Кивнул я.
- Даже не ожидал, если честно. – Покачал головой мой руководитель. – Ты где так емко мысли выражать научился?
Я ответил что-то уклончиво-неопределенное и вернулся за свой рабочий стол. А сам задумался – а ведь и правда, откуда у меня такая тяга к краткости?

А потом вспомнил как мы с папой ходили на телефонные переговоры с бабушкой, которая проживала в Казахстане и собиралась к нам в гости на Новый год. Было мне восемь лет. Я проехал с папой шесть троллейбусных остановок, мы прошагали пешком километр и полчаса просидели на скамейке в почтовом отделении. Затем, стоя с ним в тесной телефонной кабинке, я выслушал долгий диалог про авиабилеты, экономику страны и состояние здоровья наших многочисленных родственников.

Наконец, когда оплаченные минуты уже заканчивались, папа передал мне трубку – поздороваться с бабушкой. Я бегло рассказал ей о том, как у меня дела в школе. И наконец услышал от нее тот вопрос, ради которого я вообще согласился на этот поход:
- Внучек, что тебе в подарок-то привезти?

- Сворачивайся. Там полминуты от силы осталось. У меня денег нет с собой. – Громко прошептал отец мне в ухо.
И тут я понял, что мне за тридцать секунд придется как-то объяснить своей шестидесятилетней бабушке что такое картридж для денди с игрой «Battletoads and Double Dragon»…

В общем, скупость на слова у меня оттуда же, откуда и все остальное. Из детства.

Живу на пятом этаже и периодически бомбит от того, что приходится включать в подъезде освещение. Выключает его моя соседка по лестничной площадке. Мотивирует экономией.
Решил забить болт на включение света. Сижу, ужинаю и раздается вопль в подъезде. Выхожу и вижу (слышу) в полумраке свою соседку. Упала, бедняга, и сломала руку… Съэкономила..

Сижу с сыновьями на кухне. Они ужинают, я уже поел и потягиваю пиво.
Телефонный звонок. Подруга жены просит позвать к телефону мою благоверную. Я отвечаю, что, дескать, уехала она навестить маму свою, и не брала обратного билета, поэтому мы не знаем, когда вернется. Младший вдруг меня перебивает:
- Она завтра приедет, папк.
- А ты откуда знаешь?
- Вчера звонила.
- А почему ты мне не сказал?
- Не хотел тебя расстраивать.

Напутствие гендиректорам: "Быстро и Дешево стоит Очень дорого"

Кризис среднего возраста

Впервые прыгнул с парашютом в 39 лет.
Что-то тогда в дружеской компании неожиданно выяснилось, что большинство собеседников в юности занимались в парашютной секции, сделали, кто один, а кто – три прыжка. Я подумал: «Мечтал же в детстве с парашютом прыгнуть. А если не сейчас – то когда?»
Узнал, что в Егорьевском районе есть аэродром, на котором по выходным организуют прыжки для желающих. Приехал в это Костылево. Стоило это удовольствие тогда рублей четыреста, что ли.
Думал – разок, и хватит. Но получилось не так. Потому что очень сильно испугался в этот свой первый раз.
Вот сижу я тогда в самолёте на прочной жёсткой металлической скамейке. Под ногами – надежный пол. А выходить предстоит просто в никуда.
Люк открыт. И мне видна там далеко внизу земля, ниточки дорог, машинки - как муравьи, лес – как трава, а людей вообще не разглядишь.
И предстоит выходить из такого прекрасного надёжного самолёта просто в это самое никуда.
Коленки не дрожали. Страх был в районе желудка. Невообразимый! Никогда раньше неиспытанный. Когда в армии отказался дедушке кровать заправить, то меньше боялся. Хотя, на самом деле, для здоровья это было гораздо опаснее.
И вот, смотрю я в этот раскрытый люк, и знаю, что сейчас от прыжка откажусь. И никто меня выталкивать не будет.
Просто вернусь на аэродром в самолёте.
Такие случаи бывают.
Ничего особенного.
Деньги мне не вернут. Нас об этом предупреждали. Ну и хрен с ними!
И вот я в этом самолете уже почти решил, что не буду прыгать, а останусь сидеть на этой прекрасной скамеечке, вцепившись в неё побелевшими от напряжения пальцами, и замечательно так буду сидеть до самого приземления, когда самолет, подпрыгивая на кочках, прокатится по грунтовой взлётно-посадочной полосе, и развернётся, и лётчики выйдут из кабинки в салон, откроют мне люк, откинут лесенку, пропустят вперёд, и техник подаст мне руку, а я не приму этой его помощи, а ловко выпрыгну, минуя лесенку, на такую замечательную землю, и мне будет безразлично, - что про меня говорят и думают лётчики, инструкторы, парашютисты, потому что я сяду в машину и уеду, и никто меня не сможет заставить приехать сюда снова.
Кроме меня самого.
Потому что еще я знаю, что там - на земле - буду клясть себя, что не прыгнул. Буду смотреть в небо, которое было так близко, а я не воспользовался этим случаем, чтобы в это небо шагнуть.
И я снова приеду сюда. Но в следующий раз перебороть страх будет труднее. Потому что дорожку-то возвращения в самолете я уже сейчас проторю.
Вот как-то так я думал, заворожено глядя в открытый люк, и ожидая команды выпускающего.
А он на первом круге выкинул грузик с парашютиком, чтобы посмотреть – куда его отнесёт.
На втором – выпустил «пристрелочного» парашютиста, который тоже «перворазник», но уже совершал несколько прыжков.
А я всё это время трясся от страха.
И только потом он скомандовал: «Первая пятёрка приготовиться!»
Мы встали.
Я шел вторым.
Уткнулся глазами в спину первого, чтобы ничего больше не видеть, и вывалиться сразу за ним.
Но инструктор, уперевшись ладонью мне в грудь, придержал меня.
Он посмотрел, как вышел первый, как раскрылся его парашют, и только потом сказал мне:
- Пошёл!
Я ткнул рукой в сторону открытого проёма, за которым ничего не было, и спросил:
- Туда?
Он засмеялся и кивнул.
Вообще-то нас перед этим полдня инструктировали.
Перворазники подъезжали и подъезжали. А подъемов не было. Ждали – когда ветер стихнет.
И время от времени то один, то другой инструктор собирал всех, и рассказывал, - что и как.
Как выходить.
Надо руки прижать к груди, сделать шаг, и ноги сжать вместе.
Как проконтролировать раскрытие парашюта.
Что купол должен быть ровным и круглым.
И что делать, если его стропой перехлестнёт.
В каких случаях открывать запасной.
И как его открывать.
Как контролировать обстановку при спуске. Чтобы не столкнуться с другим парашютистом.
Как управлять парашютом.
Как приземляться.
Как собирать парашют.
Они повторялись. Но мы всех внимательно слушали.

Один парень, помню, спросил у женщины-инструктора:
- А если что-нибудь забудешь?
Она махнула рукой:
- Там времени достаточно. Вспомнишь!
- А вдруг что-нибудь случится?!
Она успокоила:
- Никогда ничего не случается…

И вот теперь, в самолёте, я спросил:
- Туда?!
Выпускающий засмеялся и кивнул.
Разинув рот в немом крике, растопырив ноги и руки, вывалился за борт. Потоком воздуха закрутило так, что перед глазами невероятно быстро мелькали поле аэродрома, небо, лес, удаляющийся самолет, снова лес и снова небо.
Если бы я на выходе прижал руки к груди и сжал вместе ноги, то падал бы ровно, как капелька. А я же растопырился. Вот и крутануло.
Успел подумать: «Йёооо… Как же тут чем-то управлять-то…»
И тут почувствовал хлопок раскрывшегося парашюта, и почти сразу лямки подвесной системы врезались в промежность.
Это было не очень удобно. Но это была опора. И было уже совсем не страшно.
Рев двигателей самолета удалялся.
Простор, открывшийся мне, оглушал.
Вспомнилось встреченное в какой-то книжке слово – «окоём». То есть то, что вмещается в око. То, что можешь охватить взглядом. Этот окоём был невероятно просторен. Небо было рядом и вокруг меня, и немножко ниже. Казалось даже заметно, что Земля круглая.
Я вертел головой, чтобы увидеть больше, и всё запомнить.
Потому что не собирался снова лезть с парашютом в самолет и снова чувствовать там свой сжимающийся от жуткого страха желудок.
Хотелось петь, или просто орать. Это нормально. Это у многих так.
Между тем, земля приближалась.
Тут понял, что мне уже давно снизу орут в мегафон:
- Второй в первой пятёрке! Правую тяни!
Это я же был второй в первой пятёрке. И это мне надо было потянуть правую бобышку управления, чтобы развернуться лицом к ветру для более мягкого приземления.
Вообще предпочтительнее, чтобы перворазники всегда сразу разворачивались лицом к ветру, чтобы их меньше сносило. Я про это ещё потом, может, расскажу. И как однажды умничал и не слушался команд с земли.
А сейчас потянул правую, развернулся к ветру.
А инструктор снова кричит:
- Второй в первой пятерке! Ноги на приземление!
Это я должен ноги сдвинуть вместе, и слегка согнуть их в коленях.
Выполнил команду, и смотрю вниз.
А земля приближается всё быстрее! И ещё быстрее! И ещё!..
Только успел подумать:
- Бля! Она меня как сейчас ёбнет по ногам!
И она действительно – каак ёбнула по ногам! (хм... не заменить ли «ёбнет» на «вдарит» И «Бля» надо придумать, чем заменить, чтобы так же коротко и эмоционально)
Повалился я. Купол гасить не пришлось – он как-то сам опал.
И вот лежу на спине, раскинув руки и ноги.
И мне так хорошо!
Так хорошо…
И тут вспомнил, что с самолета на нас смотрят. Смотрят до самого приземления, и после приземления. И эта моя теперешняя поза, когда я лежу с раскинутыми ногами и руками, означает, что мне требуется помощь. Я вскочил, и помахал самолёту рукой. Так надо было сделать сразу.
Потом собрал парашют «косичкой», как учили на инструктаже, и пошел его сдавать.
И тут ещё вспомнил!
Вспомнил, что неправильно вышел. И крутило меня из-за этого.
Что после раскрытия парашюта не осмотрел купол.
Что, спускаясь под куполом, не смотрел – где находятся другие парашютисты, и нет ли опасного сближения с ними.
Что не смотрел вниз – не опускаюсь ли на другой купол. (Хоть и в первой пятерке, но всё равно – надо было посмотреть.)
Что поначалу не слышал команд с земли.
В общем – всё сделал неправильно, и всё это надо было переделать…
За следующие два месяца сделал 14 прыжков. Где-то на шестом заметил, что страха уже нет, а мысли только о том, чтобы сделать всё правильно – и выход, и спуск, и приземление. Потом, забросил это дело, но через десять лет свозил туда сына и сам спрыгнул с ним за компанию.
Выйти «на поток» и сейчас смогу.

Как налоги платить, так это из любой точки страны, а как в садике место получить, так это по прописке.

3 месяца назад переехала в Россию после 13 лет жизни в Сиэтле и его окрестностях. В России училась, но никогда не работала, а в Америке и училась в универе, и работала в корпорациях. Что мне запомнилось о том, как учатся американцы:

1. Между преподавателями и студентами очень короткая дистанция. Это означает что препода можно звать просто по имени, а также можно задавать наиглупейшие вопросы и он тебе ответит. Можно есть "доширак" (в Америке бренд "Cup Noodle") прямо за партой или класть ноги на парту. Учителей это совсем не оскорбляет.
2. Учебники супер-интересные, с картинками и кучами разноцветных схем. В учебниках мало воды и максимум полезной информации и все простыми словами. Все по сути разжевано до мелочей и пошагово расписано. Мне, как иностранке, это было очень сподручно.
3. За списывание могут отчислить.
4. Сочинения и все "курсовые" при проверке преподавателями пропускаются через специальную программу, которая ищет плагиат. Я однажды попалась. ))) Но я тогда еще была "зеленая" и про это не знала. Мне было ОЧЕНЬ стыдно и я больше этого не делала.
5. Что интересно, когда раздают проверенные работы, их кладут лицевой стороной вниз, чтобы другим не видно, что тебе поставили. Типа того, что ты сам должен выбирать, разглашать свою оценку или нет.
6. Некоторые преподаватели по особо сложным предметам оценивают работы по т. н. "curve". Это когда самая лучшая работа (даже с ошибками) принимается за 100%, а остальные - в зависимости от того, как далеко они ушли от лучшей.

Работаю в такси. Падает заказ, адрес назначения "по городу", подача местоположение по навигатору. Подьехал, села девушка, говорит никуда не надо ехать, надо зарядить телефон, минут 15 посидели, поговорили, подзарядили телефон, посмотрела %зарядки, сказала "ну хватит", дала 500 теньге и упорхнула...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Лучшие цитаты, лучшие анекдоты, лучшие приколы